<< В ВЕРСИЮ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Дорогая Памела (2012 - 2017)

Камерная сцена имени Татьяны Ожиговой

К юбилею заслуженной артистки России
Елизаветы Романенко

Джон Патрик
ДОРОГАЯ ПАМЕЛА


Криминальная комедия в стиле БОМЖ-PARTY
(в двух частях)
Сценическая редакция Григория Горина
Перевод Р. Быковой, Гр. Горина


Режиссер – Анна Бабанова
Художник – Фемистокл АТМАДЗАС
Художник по костюмам – Ольга АТМАДЗАС
Режиссер по пластике – Игорь ГРИГУРКО
Композитор – Игорь ЕСИПОВИЧ
Музыкальный руководитель – Виктория СУХИНИНА
Художник по свету – Дмитрий ЖЕЛЕЗНЯКОВ


Действующие лица и исполнители:

ПАМЕЛА КРОНКИ – заслуженная артистка России, лауреат Государственной премии имени К.С. Станиславского Елизавета Романенко
СОЛ БОЗО – заслуженный артист России Александр Гончарук
БРЭД ВИНЕР – Сергей Канаев
ГЛОРИЯ ГУЛОК – Марина Кройтор
ДЖО ЯНКИ, полицейский – заслуженный артист России Сергей Оленберг
ГЛАМУРНЫЕ БОМЖИ – Ольга БЕЛИКОВА, Степан Дворянкин, Кристина Лапшина

Премьера состоялась 24 апреля 2012 года

Сцены из спектакля





Первые впечатления

Светлана Яневская,
заслуженный работник культуры России


О спектакле «Дорогая Памела»

Этот спектакль, уверена, будет иметь долгую жизнь и многочисленного зрителя. Почему? Отвечу позже. А начну с «ложки дёгтя», полученной от редактора Светланы Кузьминой, поручившей написать предварительные заметки. Ибо занятие весьма неблагодарное – высказывать мнение о только что рождающихся спектаклях. В них всегда видны «швы», нет наката, естественной стремительности, соразмерности всех частей, желательной завершенности, целостности. Актеры сами себя проверяют, пробуют, они еще не обрели уверенности, свободного дыхания, полетности. А уж если спектакль ставит Анна Бабанова, сие происходит в десятой, двадцатой степени. Режиссер с молодыми, «кипящими» мозгами до последнего дня что-либо меняет, да и в прокате, как правило, не оставляет актеров в покое. Зритель, идущий на ее спектакль, должен быть терпелив и не ждать окончательного результата сразу.
Однако почему я твердо заявляю: внимание зрителей этому спектаклю будет обеспечено? Во-первых, «Дорогую Памелу» американского драматурга Джона Патрика подзабыли, хотя, было время, ее включал в свой репертуар едва ли не каждый российский театр. Правда, антрепризные проекты без нее не обходятся.
К примеру, Ольга Александровна Аросева, актриса Московского театра сатиры, играет «Дорогую Памелу» 17 лет, и спектакль идет с неизменными аншлагами – и в Москве, и на гастролях в провинции. И причина – не только в популярности этой актрисы, но и в не малой степени в самой пьесе. Она – о тех, кого мы, к сожалению, видим каждый день и, несясь мимо них, тут же старательно вычеркиваем из своей памяти, – о людях, ночующих в подвалах, на решетках, в водосточных трубах, копающихся в мусорных урнах, о тех, к кому прилепилось беспощадное определение: «бомж». Казалось бы, тема отнюдь не театральная, для зрелища мало привлекательная. Однако недаром один из авторов ее перевода на русский язык и к тому же сценический редактор – Григорий Горин, писатель, обладавший ироническим и лирическим дарованием, редкостным чувством сцены. Пьеса звучит не как социальная драма, а как легкая комедия (Бабанова обозначила жанр так: криминальная комедия в стиле БОМЖ-PARTY) с детективным привкусом, с репризными диалогами, эдакая рождественская сказка-притча, и смешная, и грустная одновременно. Завершить ее можно и трагической точкой, и почти хэппи-эндом, когда сила добра торжествует (что и делает режиссер Бабанова. Не знаю, навсегда ли или только на первом спектакле?)
Но – по порядку. Попав на Камерную сцену, мы видим подвал, изобретенный художником Фемистоклом Атмадзасом. Составлен он из дверей, рам, балок, решеток, ржавой бочки. Сбоку – перевернутая железная кровать, посередине – небольшой столик, за ним – кипа газет. На вешалке – пакетики испитого чая. Освещает все это убожество тусклая лампочка с картонным абажуром (декорация по ходу спектакля будет меняться, ее трансформаций будешь ждать, детективный сюжет не обманет). А вначале в черных дырах появляются, как сказано в программке, «гламурные бомжи» – студенты актерского факультета Омского государственного университета имени Ф.М. Достоевского Ольга Беликова, Александра Можаева и Александр Киргинцев, выглядящие ярко-живописно. «Гламурно». Они трубят-гудят, вопят-визжат, потом шустро-шумно проникают внутрь, хватают кипу газет... Резкий трезвон будильника, стоящего на столике, и из-под кипы газет трудно, медленно, со стонами-вздохами начинает подниматься, садиться некое существо – пожилая женщина с седыми волосами, собранными кверху в хвостик. (Узнаем заслуженную артистку России, лауреата Государственной премии имени К.С. Станиславского Елизавету Николаевну Романенко – пьеса «Дорогая Памела» выбрана специально для нее, к ее 80-летнему юбилею, который уже не за горами – в начале будущего сезона, 29 октября.) На ее шее – игрушечный кот. Побеседовав с ним нежно и завернувшись в шаль, она решает поспать еще немножко. Но ее опять тревожат. На этот раз – молодая особа Глория Гулок (эту роль играет актриса Илона Бродская). Она зовет озабоченно: «Памела!»
Следует окончательное пробуждение: старушка радуется: в ее жилище – гости. Светясь от счастья и воркуя, она желает дотронуться до молодого тела (тело спасается, бегая от нее кругами), напоить Глорию из лейки «настоящим китайским чаем». При этом она почему-то упорно (несмотря на протесты молодой особы) называет ее Барбарой (почему – об этом мы узнаем во втором акте). Вскоре – из другого проема – появится кучерявая чернявая голова другого действующего лица – Брэда Винера (в этой роли – артист Давид Бродский). Звук его голоса – приглушенно-сдавленный (он легочник, и Памела кинется его лечить, при этом боясь перепутать банки, на которых ну никак не совпадают надписи!). Примечательно, что скорость старушка развивает: то рванет в пустую бочку, то неожиданно появится из одной двери, то сиганет в другую... Кто знает Елизавету Николаевну Романенко с ее головокружительной естественностью в любой ситуации и поразительной для ее возраста спортивностью, пластичностью, те могут представить, насколько все это неожиданно и смешно. Старушка всех любит, сердце у нее открыто для каждого, кто решится вступить в ее подвал, – это мы понимаем сразу,и подтверждение того, что она добра бесконечно, внимательна
к людям и благодарна Богу – просто за то, что живет, за каждую секунду утра, дня, вечера –
будет в каждой сцене Романенко. Хотя однообразия, поверьте мне, в ее исполнении нет – Памела окажется и сметливой, и лукавой, и практичной, и на редкость удачливой – даже когда сама решит отправиться на тот свет, хотя, впрочем, до этого еще далеко.
А сейчас – молодые люди и, как вскоре выясняется, любовники – просят у Памелы дармовые флаконы. Они, дескать, нужны их солидной парфюмерной фирме, производящей духи. Правда, через пару минут окажется: флаконы уже не нужны, ибо дело по производству «французских» духов потерпело крах: Глория продала флакончик мочи жене полицейского, теперь мошенников
разыскивает полиция. Сообщит об этом Глории и Брэду третий мошенник – Сол Бозо (в этой роли – заслуженный артист России Александр Гончарук). Появление его впечатляет: в подвал он врывается, спасаясь от преследования, полуголый, накрывшись простыней (выскочив из душа, видимо, от жены полицейского). Сол – в ярости, готов убить и Глорию, и Брэда. Впрочем, после пинков Брэду и соответствующих ситуции оценок Глории Сол постепенно успокаивается и, как «главарь фирмы», предлагает Памеле превратить ее подвал в «филиал фирмы». Памела отказывается: дом в аварийном состоянии (и действительно, после небольшого удара сверху сыплется песок). Хотя здесь она по праву: когда-то этот дом принадлежал роду Кронке, к которому относится и Памела... Но муж Памелы попал в автомобильную катастрофу, все изменилось, теперь она в подвале. Родственников у нее нет. И далее звучит определяющая все дальнейшее фраза: «Я даже не застраховалась от несчастного случая...». Мошенники – на то они и мошенники: быстро соображают. Троица переглянулась. Сол сию минуту захотел чаю из лейки, предварительно поплясав от счастья: «Мы выходим на большую дорогу!» Мысль его: страховку могут получить компаньоны. Если старушка умрет, светят 50 тысяч. Ему, Солу, – надбавка за эрудицию.
Так все начинается. Памела соглашается оформить страховку. Вылечив доктора от шейного остеохондроза (в этой роли резок и убедителен артист Вячеслав Корфидов), получает медицинскую справку и соответствующий документ. Она искренне хочет помочь троице, молится Богу, дабы он «исполнил их желания».
А дальше следует самое интересное: Патрик показывает, как в каждом из троицы то пробуждается человек, то исчезает. Текучесть чувств – в каждом, цельная натура, верящая в добро, одна Памела. Сол, расточая комплименты Памеле и даже предлагая ей вступить в законный брак, пробует разные варианты убийства старушки
и каждый раз терпит фиаско. Александр Гончарук играет смело, ярко, как всегда, отдавая первенство форме, провоцируя реакцию зрителей частым поворотом лица к залу (возникает естественный вопрос: почему остальные-то актеры – за четвертой стеной? Уж если простраивать именно так монологи Сола, то не следует забывать и остальных). Сол в исполнении Гончарука –
аферист и краснобай, мысль его идет впереди поступков, но он оптимист: пережив неудачу, идет на новое дело.
Глория, желающая выйти замуж и родить Брэду ребенка, то отговаривает его и Сола, то молчит, вспоминая свое положение (Илона Бродская очень точно распределилась в спектакле, играет без нажима, обоснованно и логично).
Брэд, вначале твердо решивший не вступать на преступный путь, изрядно поголодав и поспав на решетке, перерождается и думает только о деньгах и о том, как избавиться от Памелы. Давид Бродский очень хорош и неожиданен в роли бывшего талантливого инженера, постепенно сходящего с ума, уже забывающего о том, что Памела – живой человек, замечательная, добрая женщина, сосредоточенного лишь на одном – сработает придуманная им конструкция или нет. Это – честь профессии, пусть прежней, утерянной, но любимой, в которой он все понимает.
Конструкция срабатывает. Но мошенники-недотепы никак не могут совладать со старушкой. Даже когда сама Памела, услышав от троицы их сокровенное желание – избавиться от нее, решает устроить пожар и выпить снотворное, ее намерения оказываются неосуществимыми. Правда, она «проявляет» неукротимого, ревностного служаку – своего «друга» полицейского Джо Янки –
оказывается, у того тоже закипают мозги, когда речь заходит о деньгах... (Вздрагиваешь, когда полицейский артиста Владимира Девяткова в раже носится с пистолетом либо с фонариком,
страшно становится, когда Джо собирается полить тело Памелы керосином.)
А как все кончается, увидите сами. Я скажу только одно: слова Памелы о том, что любовь можно завоевать трудом и терпением, подтвердились. Правда, по спектаклю. А в жизни? Многоточие.
И еще: в 60-е годы прошлого века исполнительница роли Памелы, идеальной женщины с трудной судьбой, живущей по Божьим заветам, училась секретам актерского мастерства у Изабеллы Баратовой, Людмилы Лепорской, Риммы Солнцевой, Алексея Теплова.
Сегодня я призываю учиться мастерству у нее, у Елизаветы Николаевны Романенко. Уже на первом спектакле кажется: роль Памелы словно специально написана для нее. Ей веришь бесконечно.

644043, Омск, Ленина, 8а   Все права защищены (с) 2011 г. БУК "Омский государственный академический театр драмы"
Решение: ДокСофт, Графика: АКСИОН